Посольство Российской Федерации в Корейской Народно-Демократической Республике
Тел.+850 (2) 381-31-01
/
10 февраля

Александр Мацегора: визит Ким Чен Ына в Россию — №1 в нашей повестке дня

Вопрос ядерного разоружения Корейского полуострова вновь выходит на первый план на фоне подготовки намеченного на конец февраля саммита Северной Кореи и США. В преддверии встречи Ким Чен Ына и Дональда Трампа посол России в Пхеньяне Александр Мацегора рассказал в интервью РИА Новости, какую роль Москва может сыграть в процессе денукларизации, что стоит на повестке двусторонних отношений РФ и КНДР, и каким он видит будущее проектов России со странами Корейского полуострова.

— Планируется ли в этом году визит Ким Чен Ына в Россию? Когда он может состояться, и насколько Пхеньян заинтересован в этом визите? Какой город посетит Ким Чен Ын?

— Имеется общее принципиальное понимание относительно проведения встречи руководителей России и КНДР. Заинтересованность в том, чтобы такой саммит состоялся – обоюдная. У нас есть много вопросов, которые требуют рассмотрения и принятия решений на высшем уровне. В этой связи визит председателя Госсовета КНДР Ким Чен Ына в Россию стоит под номером один в нашей двусторонней повестке.

Конкретные дата и место встречи, а также программа визита пока не определены, в должное время этим надо будет заниматься

— Газета Washington Post сообщала о том, что Москва предложила осенью 2018 года КНДР построить в стране АЭС в обмен на отказ Пхеньяна от ядерной и ракетной программ. Так ли это, и как отреагировала северокорейская сторона?

— Сообщение газеты Washington Post не соответствует действительности. Причин того, что это не могло случиться в принципе, много. Одна из них заключается в том, что северокорейцы развивают свою ракетно-ядерную программу не потому, что они испытывают недостаток в электроэнергии (хотя на самом деле острый дефицит электричества здесь действительно есть) и поэтому хотят путем такого обмена решить проблему. Дело в том, что Пхеньян не чувствует себя в безопасности и рассчитывает защитить себя от военного нападения и вмешательства во внутренние дела республики со стороны США, овладев соответствующим самооборонительным потенциалом. Поэтому предположение о том, что они согласятся получить АЭС и при этом остаться абсолютно беззащитными перед американской угрозой является, на мой взгляд, абсолютно безосновательным.

— Спецпредставитель госдепа США по КНДР Стивен Биган заявил, что у Вашингтона имеется запасной план в отношении Северной Кореи, если дипломатия не сработает. Как вы можете прокомментировать подобное заявление? Есть ли вероятность эскалации напряженности на Корейском полуострове в этом году?

— Запасной план есть не только у Стивена Бигана, но и у его партнера по переговорам с северокорейской стороны Ким Хёк Чхоля. В СМИ КНДР, где размещаются отражающие официальную позицию материалы, на днях был опубликован ряд комментариев, в которых отмечалось, что, если США не пройдут свою часть пути в ответ на уже предпринятые Пхеньяном меры (отказ от производства, испытаний, использования и распространения ядерного оружия, закрытие ядерного полигона и так далее), здесь будут вынуждены искать "другие варианты". Что это за варианты, догадаться несложно. Так что эскалация ситуации на Корейском полуострове вполне возможна, хотя мы надеемся на здравомыслие переговаривающихся сторон, их стремление найти компромисс, и рассчитываем, что худший сценарий будет исключен.

— Как вам кажется, насколько Пхеньян готов допустить наблюдателей МАГАТЭ на свои объекты?

— Хочу отметить, что главной проблемой являются северокорейские ядерные объекты, имеющие отношение к военной программе Пхеньяна. Что касается наблюдателей МАГАТЭ, то мандат этой организации ограничивается лишь верификацией мирного характера атомных программ. Время для этого придет позднее. Этими инспекциями и другими работами должны заниматься эксперты ядерных государств, в том числе США, России и Китая.

— А какую роль может сыграть Москва в процессе денуклеаризации КНДР? Рассматривает ли Россия возможность вывоза радиоактивных материалов из КНДР в целях денуклеаризации республики? Нуждается ли Пхеньян в посреднических услугах Москвы в диалоге с Западом?

— Денуклеаризация КНДР как термин не раскрывает всей проблемы. Следует говорить о денуклеаризации Корейского полуострова, которая, в свою очередь, является важнейшей составной частью общей задачи создания системы поддержания мира и безопасности в регионе Северо-Восточной Азии. Очевидно, что без самого активного участия России сконструировать такой механизм не представляется возможным. О вывозе радиоактивных материалов из КНДР, насколько я знаю, пока не разговаривают между собой даже американцы с северокорейцами – слишком рано. Что же касается возможности ввоза северокорейских радиоактивных материалов на территорию России, то я с трудом могу представить себе ситуацию, при которой мы на это согласились бы.

— Есть ли какое-то будущее у проекта Хасан – Раджин?

— Абсолютно уверен в том, что проект будет востребован. Россия уже в ХIХ веке рассматривала возможность использования незамерзающей раджинской бухты, во времена СССР через порт Раджин шли миллионы тонн наших экспортно-импортных грузов. Не сомневаюсь, что скорее рано, чем поздно проект заработает. Кроме того, не следует забывать о том, что Хасан – Раджин является неотъемлемой составной частью гораздо более масштабной программы организации трансконтинентальных железнодорожных перевозок из Южной Кореи через КНДР и Транссиб в Европу. Она обязательно будет реализована.

— Обсуждается ли проект строительства газопровода из России в Южную Корею через территорию КНДР? Когда в КНДР могут быть протянуты линии электропередач для поставок электроэнергии? Каковы перспективы?

— Переброска газа и электроэнергии из России в Южную Корею через территорию КНДР – это два перспективных трехсторонних проекта. Принципиальные договоренности на этот счет между всеми его участниками уже имеются. Загвоздка в политической ситуации: как только здесь будет надежно обеспечена безопасность и гарантирован мир, сняты международные санкции в отношении КНДР, сама жизнь заставит заняться строительством углеводородного и энергетического мостов. Пока таких условий нет. И, кстати говоря, Россия еще и поэтому является самым активным сторонником межкорейской нормализации и искренне желает успеха американо-северокорейскому диалогу: продвижение по этим двум трекам не только гарантирует безопасность наших дальневосточных рубежей, но и принесет нам ощутимые экономические выгоды.