Посольство Российской Федерации в Корейской Народно-Демократической Республике
Тел.+850 (2) 381-31-01
/

Посол РФ в КНДР: у Москвы и Пхеньяна есть большой потенциал для сотрудничества

У России и КНДР есть нереализованный потенциал почти по всем направлениям сотрудничества. Такое мнение высказал посол РФ в Пхеньяне Александр Мацегора в эксклюзивном интервью первому заместителю генерального директора ТАСС Михаилу Гусману. В нем дипломат поделился своим видением развития взаимодействия Москвы и Пхеньяна, рассказал о роли России в урегулировании ситуации на Корейском полуострове, а также о потенциале двусторонних связей, которые ожидают реализации.

Михаил Гусман находился в составе делегации руководителей российских СМИ, которая посетила на минувшей неделе с рабочим визитом Пхеньян и провела с коллегами из КНДР переговоры о сотрудничестве. Помимо Михаила Гусмана в состав делегации вошли глава Роспечати Михаил Сеславинский, генеральный директор ТАСС Сергей Михайлов, гендиректор Первого канала Константин Эрнст и первый заместитель главного редактора ТАСС Марат Абулхатин.

В Пхеньяне у российской делегации прошли встречи с председателем президиума Верховного народного собрания (ВНС) КНДР Цой Рён Хэ и заместителем министра иностранных дел Им Чхон Илем, который курирует отношения с Россией. Состоялись также переговоры руководителей ТАСС и Центрального телеграфного агентства Кореи (ЦТАК), в ходе которых Сергей Михайлов и Ким Чан Гван подписали новое соглашение о сотрудничестве ведущих информационных агентств РФ и КНДР. Перед вылетом из Пхеньяна в Москву российскую делегацию принял в своей резиденции посол РФ в КНДР Александр Мацегора, где состоялось обсуждение итогов визита.

— Как вы оцениваете современные российско-корейские отношения в контексте исторического саммита лидеров России и КНДР во Владивостоке?

— Владивостокский саммит стал для наших отношений с КНДР действительно историческим событием. Это была первая встреча лидеров двух стран после 24 августа 2011 года, когда Дмитрий Медведев принимал в Улан-Удэ Ким Чен Ира, отца нынешнего руководителя северокорейского государства. За истекшие восемь лет ситуация в Северо-Восточной Азии и на Корейском полуострове претерпела принципиальные изменения, военно-политическая обстановка, к сожалению, серьезно обострилась. В отношении Пхеньяна были приняты беспрецедентно жесткие международные санкции, которые не могли не повлиять на весь комплекс нашего взаимодействия с КНДР. В общем, необходимость обсуждения всех этих вопросов на высшем уровне назрела.


Мы возлагали большие надежды на то, что в ходе бесед президента Владимира Путина с председателем Госсовета Ким Чен Ыном все актуальные темы, имеющие отношение к ситуации в регионе и развитию двустороннего сотрудничества, подвергнутся, так сказать, комплексной ревизии, а затем будут выработаны совместные шаги, направленные как на укрепление мира и безопасности в Северо-Восточной Азии, так и на дальнейшее продвижение связей между двумя странами на современном этапе. Наши надежды в полной мере оправдались.

Саммит придал эффективный импульс российско-корейским отношениям во многих сферах. Уже реализован ряд мероприятий в области политических, культурных, образовательных и прочих обменов. На очереди — взаимные поездки руководителей законодательных собраний и депутатов всех уровней, глав регионов и министров, проведение выставок, гастролей музыкальных коллективов и так далее. Нынешний, первый такого уровня визит в Пхеньян вашей делегации в составе руководителей основных российских СМИ мы также расцениваем в контексте исторического Владивостокского саммита.

— Какие аспекты российско-корейского сотрудничества вам представляются наиболее перспективными, в каких направлениях есть нереализованный потенциал?

— Притом что отношения между нашими странами сейчас получили новое развитие, их общий уровень на современном этапе представляется мне не соответствующим возможностям и потребностям наших двух государств. Хотел бы напомнить, что во времена Советского Союза, во всяком случае с конца 70-х и до самого начала 90-х годов, наша страна была основным партнером КНДР во всех без исключения областях. Тогда были созданы могучие кооперационные заделы в промышленности и сельском хозяйстве, в транспорте и энергетике, в культуре и образовании… Так что нам есть на что опереться и к чему стремиться. Рано или поздно прежний опыт, знания, технологические цепочки и, самое главное, взаимное доверие и обоюдная симпатия будут востребованы. Поэтому, отвечая на ваш вопрос о нереализованном потенциале, сказал бы, что такие резервы у нас есть практически по всем направлениям.

Что же касается наиболее перспективных областей, то, на мой взгляд, многообещающим является сотрудничество в трехстороннем формате с привлечением наших южнокорейских партнеров. Речь идет о крупных инфраструктурных проектах, в том числе о соединении железнодорожных и энергетических сетей, а также о поставках российских углеводородов на юг [Корейского полуострова] через территорию КНДР.

— Недавний инцидент у берегов Приморья в Японском море, где российские пограничники задержали корейских браконьеров, естественно, оказал негативное влияние. Какие шаги можно и нужно предпринять, чтобы впредь избежать подобных конфликтных ситуаций и нарушений корейскими рыбаками существующего международного законодательства?

— Действительно, в последнее время сложилась нетерпимая ситуация с незаконным промыслом, осуществляемым северокорейскими рыбаками в наших водах, и я очень хорошо понимаю возмущение жителей Приморья по этому поводу.


Наше посольство непосредственно задействовано в урегулировании данной проблемы, мы поддерживаем очень плотный контакт с представительством МИД во Владивостоке, которое подпитывает нас информацией фактически в онлайновом режиме. На нас напрямую выходят приморские СМИ, в том числе общественное телевидение — его, прямо скажем, ошеломляющие сюжеты с сотнями северокорейских баркасов у наших берегов мы записываем и показываем корейским коллегам. По этой проблеме я встречался с руководством МИД и Минрыбхоза КНДР, обратился даже в Центральную прокуратуру с требованием принять меры и наказать виновных в организации незаконного промысла.

Действовать сейчас в первую очередь должна, конечно, корейская сторона — только ей по силам не допустить новых попыток несанкционированных заходов судов под флагом КНДР в российские воды. Но и мы готовы подключиться и работать с коллегами самым плотным образом — у нас есть достаточно полная информация о схемах, применяемых организаторами преступного лова. Рассчитываем, что уже в самое ближайшее время представители всех компетентных ведомств двух стран соберутся вместе, чтобы найти пути решения этой проблемы и согласовать совместные мероприятия по ее урегулированию. Она не должна омрачать двусторонние отношения.

— В КНДР мы видели своими глазами, как здесь высоко ценят и берегут память о советских воинах, отдавших жизнь за освобождение Кореи от японской оккупации. Какие планируются мероприятия в связи с 75-летием Победы в Великой Отечественной войне в мае будущего года и 75-летием победы над Японией в августе 2020 года?

— Вы правы, здесь, в КНДР, память об освободителях бережно и с большой любовью сохраняют. Мы чрезвычайно признательны за это нашим корейским друзьям. Только за последние один-два года совместными усилиями мы капитально отремонтировали расположенный в самом центре столицы Монумент Освобождения, полностью реконструировали мемориальный комплекс воинов Советской Армии в Хамхыне, на советском кладбище в пхеньянском районе Садон установили новые гранитные плиты, где выбиты недавно найденные нами имена 76 солдат и офицеров. Отдельно хотел бы сказать о памятнике советским летчикам, защищавшим небо Кореи во время войны 1950–1953 годов, — все расходы, связанные с его изготовлением и установкой 9 мая нынешнего года, оплачены за счет средств, собранных дипломатами и сотрудниками посольства России в КНДР.


В будущем году мы планируем проведение целого ряда памятных и праздничных мероприятий по случаю 75-й годовщины Победы в Великой Отечественной войне и Освобождения Кореи

К празднику 9 Мая на крупнейшем в КНДР кладбище воинов Советской Армии и граждан СССР в Пхеньяне планируем возвести арку с художественными бронзовыми барельефами. Состоится уже четвертое по счету шествие Бессмертного полка, будут возлагаться цветы на всех 12 мемориальных объектах. От всей души надеюсь, что будет жива и здорова единственный оставшийся в КНДР ветеран Великой Отечественной войны товарищ Хван Сун Хи, которая в мае сего года отметила свое столетие, — обязательно приду к ней с цветами. Ну и, конечно, рассчитываем, что руководитель КНДР Ким Чен Ын примет приглашение нашего президента и приедет в Москву на празднование Дня Победы.

— Наша делегация посещала КНДР в 2017 году, мы заметили значительные изменения, произошедшие здесь за два года, например, на улицах Пхеньяна стало заметно меньше военных людей, открылось большое количество развлекательных комплексов. Являются ли эти изменения результатом современного курса лидера КНДР Ким Чен Ына?

— Безусловно. Когда в конце 2011 года после кончины Ким Чен Ира руководителем страны стал его сын Ким Чен Ын, центральным элементом политики государства был принцип "сонгун", который можно перевести как "приоритет армии во всем". Затем в 2013 году был определен новый, так называемый параллельный курс — "пёнчжин", суть которого состояла в параллельном развитии гражданской экономики и ВПК. В апреле 2018 года на Третьем Пленуме ЦК Трудовой партии Кореи (ТПК) седьмого созыва руководитель КНДР провозгласил линию на преимущественное развитие экономики и повышение уровня жизни народа. Этот курс сейчас форсированными темпами проводится в жизнь.

Несмотря на острый дефицит ресурсов, в стране развернулось масштабное гражданское строительство: сооружаются масштабные жилые комплексы в уезде Самчжиен на севере страны, в уезде Яндок, где задумано создание нового рекреационного кластера, в Вонсане, на побережье Японского моря, где возводится крупный морской курорт. Большое внимание уделяется столице, которая, мы это видим, хорошеет год от года. Построены десятки предприятий легкой и пищевой промышлености. Очень надеемся, что военно-политическая ситуация вокруг КНДР не вынудит наших корейских партнеров развернуть свою внутреннюю политику вспять.

— Недавние военные испытания вызвали неоднозначную реакцию в мире, были также прерваны переговоры между рабочими группами дипломатов КНДР и США в Стокгольме. На ваш взгляд, как будет развиваться ситуация вокруг Кореи с учетом того, что КНДР полна решимости продолжать испытания нового оружия?

— Откровенно говоря, последние события вокруг корейской проблемы вызывают серьезное беспокойство. Казалось бы, сингапурский саммит руководителей КНДР и США 12 июня 2018 года, встречи лидеров Севера и Юга Кореи дали надежду на то, что период опасной напряженности подошел к концу. В течение буквально нескольких недель на полуострове и вокруг него возникла абсолютно новая благоприятная обстановка, причем, следует это признать, автором, инициатором такого корейского "детанта", несомненно, был председатель Госсовета КНДР Ким Чен Ын.


Однако провал Ханоя [второй саммит Ким Чен Ына и Дональда Трампа в столице Вьетнама состоялся 27–28 февраля нынешнего года — прим. ТАСС], куда, мы это знаем наверняка, северокорейский руководитель отправился с твердым намерением добиться исторических мирных договоренностей с президентом США, выражаясь образно, сорвал стоп-кран локомотива, двигавшегося по направлению к первой станции на пути корейского урегулирования. Эксперты до сих пор спорят о причинах, но, как мне представляется, все дело в концептуальных американских заблуждениях, с которыми они подошли ко второму саммиту во Вьетнаме и, боюсь, продолжают подходить и сейчас к северокорейским делам. Наши американские партнеры ошибочно полагают, что начавшаяся разрядка — целиком и полностью следствие санкций, что Пхеньян не выдержал нажима и пошел на попятную. Из этого делается вывод о том, что давление надо продолжать: в Вашингтоне, видимо, рассчитывают, что это вынудит маршала Ким Чен Ына быть еще податливее.

Такая интерпретация северокорейских подходов некорректна. Санкции, конечно, республике вредят, и вредят серьезно. Но главным мотивом пхеньянской "оливковой ветви мира", как видится, было стремление отойти от конфронтации и заодно от концентрации всех ресурсов страны на оборонном направлении, приступить к реализации созидательной политики. Руководитель КНДР 20 апреля 2018 года заявил, что после создания ракетно-ядерного щита, гарантирующего безопасность страны, необходимости в продолжении ядерных взрывов и запусков межконтинентальных баллистических ракет (МБР) нет, он 17 месяцев воздерживался от испытаний ракет средней и малой дальности. Однако Вашингтон, уверовавший во всесилие санкций, как будто провоцировал северян на то, чтобы делом доказать, что никакими рестрикциями их не запугать.

В результате начиная с мая сего года уже запущено 17 ракет малой дальности и снарядов РСЗО, а также баллистическая ракета подводных лодок, у которой, по оценкам некоторых специалистов, расчетная дальность полета превышает 2 тыс. км. Полагаю, корейцы не будут испытывать новое оружие, если их не будут к этому подталкивать, если, наконец, начнется предметное, конструктивное общение с американцами. Верю, что в Пхеньяне действительно хотят договориться.

— Какую роль могла бы сыграть Россия в процессе урегулирования ситуации на Корейском полуострове?

— Корейская проблема — одно из, к сожалению, очень немногих внешнеполитических направлений, где у нас с американцами ведется нормальный, взаимоуважительный диалог. Мы кровно заинтересованы в корейском урегулировании, обстановка на полуострове имеет прямое отношение к обеспечению безопасности нашей страны.


Сейчас процесс урегулирования замкнут на двустороннем американо-северокорейском формате. Это естественно и логично — для начала Пхеньяну и Вашингтону необходимо общими усилиями разобраться в отношениях между собой. Однако на последующих этапах рано или поздно потребуется расширить формат участников, потому что корейская проблема, при всей ее важности, является всего лишь одной из составных частей гораздо более широкой задачи обеспечения мира и безопасности в регионе Северо-Восточной Азии. Найти ее кардинальное решение, оставив без внимания другие факторы, невозможно. Ведь американское военное присутствие, совместные военные учения, ввоз новейших систем вооружений, попытки сколотить военные альянсы — все это имеет отношение не только к Северной Корее, но самым серьезным образом также затрагивает интересы России и Китая. Поэтому Москва и Пекин разработали собственный план действий, направленный на комплексное урегулирование корейской проблемы. Этот документ пока существует еще в проекте, но с ним ознакомлены все заинтересованные стороны, с учетом их замечаний он дорабатывается и, мы в это верим, рано или поздно будет востребован.

А пока мы поддерживаем самые тесные контакты с Пхеньяном и Вашингтоном, стараемся помочь им понять позиции друг друга и, конечно, всячески подталкиваем к тому, чтобы даже в текущей, вновь существенно осложнившейся обстановке искать точки соприкосновения, воздерживаться от резких шагов, способных раскрутить новый виток конфронтации.

— У России и КНДР идет диалог по многим направлениям, в частности в медийной сфере, свидетельством чему является визит нынешней делегации руководителей российских СМИ в Пхеньян. У российского информационного агентства ТАСС существуют устойчивые многолетние партнерские отношения с ЦТАК. Какие, на ваш взгляд, нужно предпринимать усилия для дальнейшего развития отношений в медийной сфере, какие направления наиболее перспективные?

— Знаю, что в нашей стране имеется очень большой интерес к любой информации о КНДР. Сужу об этом, в частности, по странице посольства в Facebook, где мы не только сообщаем о деятельности нашей миссии, но и публикуем интересные, на наш взгляд, новости о Корее, делимся уникальными фотографиями. У нас уже почти 4 тыс. подписчиков, ежедневно наши материалы смотрят тысячи россиян и граждан других стран.

Знаю также и то, что сообщения о нашей стране вызывают повышенный интерес у северокорейского читателя и зрителя, — неоднократно убеждался в этом из общения с собеседниками и в Пхеньяне, и в провинциях. Отсюда, на мой взгляд, и следует исходить — давать больше разной информации о наших странах и в Россию, и в КНДР. Рекомендую направлять сюда больше пишущих журналистов и съемочные группы — обещаю, что всем будет оказана необходимая помощь посольства.


Поддерживаю намерение руководства ТАСС расширить свой корпункт в Пхеньяне за счет командирования фотокорреспондента — уверен, что без дела он не останется

Политические события, массовые мероприятия и, что немаловажно, потрясающие природные виды — все это найдет спрос на медийном рынке. Очень понравилась мне идея создания совместных фильмов, причем это могут быть как документальные, так и игровые ленты — опыт есть, во времена СССР мы сделали четыре совместных картины. Уверен, что корейские коллеги позитивно откликнутся на такие инициативы.

— Наш визит совпал с 71-й годовщиной установления дипотношений между КНДР и нашей страной. Если смотреть ретроспективным взглядом, какими вы видите перспективы отношений между нашими странами?

— Я очень люблю эту страну и этих людей. Иначе, наверное, не смог бы здесь отработать в общей сложности около 25 лет. Наши предшественники — дипломаты, которые первыми приехали сюда в 1948 году, открывали здесь посольство, а потом под бомбежками во время войны честно и самоотверженно делали свою работу, кто потом вместе с корейским народом переживал трудности восстановления страны, благодаря которым были налажены двусторонние связи во всех сферах, — они заповедали нам продолжить их дело, и мы этот завет выполняем.

На смену нам, ветеранам, уже приходит молодежь, которой суждено на основе добрых традиций и богатого опыта выстроить с этой страной новые отношения, отвечающие требованиям уже не сегодняшнего, а завтрашнего дня. Думаю, что они вполне могут быть образцом добрососедства, взаимной помощи и поддержки, тесного многопланового сотрудничества и масштабных человеческих контактов. Это моя мечта.