Посольство Российской Федерации в Корейской Народно-Демократической Республике
Тел.+850 (2) 381-31-01
/

Александр Мацегора: в арсенале КНДР есть сюрприз и кроме ядерных испытаний

13:00 31.10.2019

На фоне заявлений председателя северокорейского Комитета за мир в АТР Ким Ён Чхоля о риске ухудшения отношений с Вашингтоном и участившихся ракетных пусков посол России в Пхеньяне Александр Мацегора рассказал в интервью РИА Новости, стоит ли ждать возобновления ядерных и ракетных испытаний КНДР и какие еще сюрпризы может готовить Пхеньян. Дипломат также прокомментировал, как решается главный болезненный вопрос в отношениях Москвы и Пхеньяна – незаконная рыболовецкая деятельность северокорейских моряков в российских водах.

— Как вы оцениваете нынешний уровень отношений между Россией и КНДР, что "в плюсе", с какими приходится сталкиваться проблемами?
— Политические отношения Москвы и Пхеньяна после апрельского владивостокского саммита лидеров двух стран находятся на подъеме. Идет интенсивный диалог практически по всем направлениям, активизируются или восстанавливаются связи в тех сферах, которые до сих пор выбивались из общего тренда. К обменам по линии высших законодательных и судебных органов, внешнеполитических ведомств, молодежных организаций, средств массовой информации добавились связи в области охраны правопорядка, предотвращения последствий чрезвычайных ситуаций, стали гораздо более интенсивными прямые контакты между отдельными регионами.
Больным местом вот уже несколько лет остается экономика, и поправить положение у нас пока не получается. Причины вполне понятны – практически полная таможенная и банковская блокада КНДР не позволяет претворять в жизнь имеющиеся планы по расширению товарообмена и развитию инвестиционного сотрудничества. Двусторонняя торговля остается на минимальном уровне, что, конечно, не соответствует возможностям и потребностям сторон.

— Вы ничего не говорите о связях по линии оборонных ведомств. Поддерживают ли военные двух стран контакты между собой? Информационные агентства сообщали о готовящемся визите в Пхеньян министра обороны РФ Сергея Шойгу. Когда состоится это мероприятие?
— В условиях перманентной военно-политической напряженности на Корейском полуострове представители оборонных ведомств должны быть друг с другом на связи, это очевидно. Смотрите, во время встречи лидеров Севера и Юга Кореи в Пханмунчжоме рядом с председателем Госсовета КНДР Ким Чен Ыном были и начальник Генштаба, и министр народных вооруженных сил. На корейско-американских саммитах в Сингапуре и Ханое также присутствовал военный министр КНДР. Получается, даже США и Республика Корея считают необходимым встречаться с генералами Корейской народной армии.
Что же касается наших военных, то им, как говорится, сам бог велел поддерживать контакты с северокорейскими соседями. У нас с КНДР есть Соглашение о предотвращении опасной военной деятельности, предусматривающее регулярные делегационные обмены, мы его должным образом выполняем. Действующий министр обороны нашей страны — СССР и России — только однажды был в Пхеньяне, это было в июле 2000 года, когда маршал Игорь Сергеев сопровождал находившегося здесь с визитом президента России Владимира Путина. Нынешний министр народных вооруженных сил КНДР генерал армии Но Гван Чхоль приезжал в Москву в апреле текущего года. Встреча наших военных министров, если она когда-нибудь состоится, пойдет только на пользу развитию двусторонних отношений и укреплению стабильности в регионе.

— Говоря о проблемах в отношениях между нашими странами, вы не упомянули о северокорейском браконьерстве в российских водах. Что можете сказать по этому поводу?
— Это действительно серьезная проблема. Обидно, что незаконный промысел биоресурсов, причем в широких масштабах, да еще с использованием запрещенных орудий лова, который ведется корейскими гражданами не только в нашей экономической зоне, но зачастую и в территориальных водах при явном попустительстве некоторых государственных организаций КНДР, меняет в худшую сторону настроение жителей Приморья, хотя они издавна с большой симпатией относятся к своим соседям, живущим за Туманной рекой. Наши дальневосточники – люди гостеприимные, с широкой душой, они искренне приветствовали лидера КНДР во Владивостоке в апреле этого года, радовались тому, что встреча в верхах прошла во всех отношениях, так сказать, на высшем уровне. И вот сейчас такое темное пятно.
Проблему браконьерства надо решать, и уверен, что совместными усилиями с корейскими коллегами это будет сделано. На днях я беседовал на данную тему с заместителем министра рыбного хозяйства КНДР. Кажется, здесь, наконец, стали принимать необходимые жесткие меры – мне рассказали, что рыболовецкие шхуны, уличенные в ведении незаконного лова, теперь безжалостно уничтожаются, кооперативы, отправлявшие свои флотилии в наши воды, ликвидируются, капитаны судов и руководители предприятий подвергаются административному и даже уголовному наказанию. Судя по регулярным сводкам, которые мы получаем из представительства МИД во Владивостоке, количество нарушений пошло на спад, хотя ситуация по-прежнему остается неудовлетворительной. В любом случае мы продолжим работу по наведению порядка, и в итоге добьемся своего.

— Председатель корейского Комитета за мир в АТР Ким Ён Чхоль на днях выступил с заявлением, в котором предупредил, что взаимопонимание между президентом США Дональдом Трампом и председателем госсовета КНДР Ким Чен Ыном не гарантирует вполне вероятного в условиях сохранения американской враждебности обвала отношений между Пхеньяном и Вашингтоном. Как вы думаете, что он имел в виду? Это как-то связано с итогами недавних американо-северокорейских контактов в Стокгольме?
— Об этом, конечно, лучше спросить самого Ким Ён Чхоля, хотя здесь и гадать-то особо не приходится – своих оценок ситуации и планов на будущее северокорейцы не скрывают. Северная Корея обещала в период до 31 декабря придерживаться моратория на ядерные взрывы и испытания межконтинентальных баллистических ракет при том понимании, что за это время американцы представят в качестве базы двусторонних переговоров "новый метод подсчета", который с одной стороны предусматривал бы гарантии безопасности и беспрепятственного экономического развития республики, а с другой – учитывал бы шаги, уже предпринятые республикой в одностороннем порядке, но по достоинству так до сих пор и не оцененные. Такого нового метода Вашингтон все еще не предложил – во всяком случае корейцы об этом заявили после недавних консультаций в Стокгольме, итоги которых они назвали провальными. Причина, по мнению северян, — в сохранении у США предрассудков холодной войны и чуть ли не ежедневно проявляющейся враждебности по отношению к республике: учения, ввоз на Юг новых стратегических вооружений, усиление санкций и так далее.
Ким Ён Чхоль в заявлении, о котором вы говорите, утверждает, что отношения с Вашингтоном могли бы уже не один раз окончательно испортиться, если бы не доверие лидеров друг к другу. Однако он предостерегает, что в какой-то момент дружба не сработает, и развитие событий может пойти по негативному сценарию, причем, судя по резюме этого заявления, даже до первоначально обозначенного северянами срока: "Если США рассчитывают, затягивая время и полагаясь на личные дружеские отношения между своим президентом и нашим председателем госсовета, спокойно пережить период до конца текущего года, то это глупая иллюзия". Очень тревожный сигнал, надеюсь, что, как бы это ни было трудно, в Пхеньяне и Вашингтоне смогут, наконец, найти общий язык.

— То есть, вы допускаете, что еще до конца текущего года северокорейцы могут возобновить ядерные испытания и запуски межконтинентальных баллистических ракет?
— Знаете, мы очень внимательно изучаем все публичные выступления руководителя КНДР. Один из выводов, к которому пришли наши аналитики, состоит в том, что Ким Чен Ын всегда твердо держит свое слово. Поскольку он обещал не испытывать ядерное оружие и межконтинентальные ракеты до конца года, значит это абсолютно точно не произойдет. Другое дело, что в пхеньянском арсенале есть достаточно других сюрпризов, способных испортить настроение американцам, и не только им.

— Значит, вы считаете, что еще до 31 декабря Пхеньян преподнесет некие "сюрпризы", так сказать, подготовительного характера? Кстати, что это может быть? И возобновит ли Пхеньян, по вашему мнению, в новом году полномасштабные ракетно-ядерные испытания?
— Ким Ён Чхоль об ожидающих США еще до конца текущего года неприятностях в своем заявлении говорит прямо. Он, правда, оговаривается: это случится, "если американцы будут затягивать время". Выходит, позитивный сигнал из Вашингтона может предотвратить развитие событий в нежелательном направлении. Хотелось бы, чтобы так и произошло.
Если же "новый метод" американцами предложен не будет, тогда и случится то, о чем открыто предупреждают северяне. Не хотел бы спекулировать на тему, каким может быть этот северокорейский сюрприз. Что же касается перспектив будущего года, то и они обозначены Пхеньяном достаточно четко. Посол по особым поручениям МИД КНДР Ким Мен Гиль, который участвовал в состоявшихся в Швеции консультациях, сказал следующее: "Продолжим ли мы воздерживаться от проведения испытаний ядерного оружия и межконтинентальных баллистических ракет или возобновим их – полностью зависит от позиции США".

— В таком случае можно ли говорить о том, что Ким Чен Ын был искренен, когда говорил о своем твердом решении отказаться от ядерного оружия?
— Абсолютно убежден, что, когда это говорилось, он был искренен и честен. Принципиальное решение на этот счет им было действительно принято, хотя очень многие в его ближайшем окружении, и не только, пытались отговорить своего лидера от этого шага. Пытаются, полагаю, и сейчас, ссылаясь на провал Ханоя, на затянувшийся ступор в диалоге с Вашингтоном, на опыт других стран, которые доверились американским обещаниям, а потом жестоко от этого пострадали. Другой вопрос, может ли он передумать и отказаться от денуклеаризации? По этому поводу в новогоднем послании 1 января 2019 года Ким Чен Ын сказал следующее: "В случае, если США не сдержат данное ими перед всем миром обещание и недооценят терпение нашего народа, попытаются в одностороннем порядке что-либо навязывать нам и по-прежнему будут следовать по пути санкций и давления против нашей республики, то и для нас также не будет другого выхода, кроме как нащупать новый путь к защите суверенитета страны, высших интересов государства и обеспечения мира и стабильности на Корейском полуострове".